code_noname (code_noname) wrote,
code_noname
code_noname

Categories:

Вспоминая «большого брата»: чему Компартия Китая научилась у КПСС






В 2021 году празднование 100-летия Компартии Китая стало важнейшим событием в политической жизни КНР. Вполне естественно, что оно затмит довольно неоднозначный, но важный с исторической точки зрения юбилей: 30-летие развала Советского Союза и краха КПСС. Впрочем, в кулуарах КПК эту дату прекрасно помнят. Это неслучайно, ведь опыт КПСС в Китае до сих пор активно изучают, и делают из него выводы, которые помогают реагировать на вызовы системе государственного и партийного управления.
Ни для кого не секрет, что пути Компартий Китая и Советского Союза тесно переплетались на протяжении многих десятилетий. Однако партийные историки посмеются над утверждениями о том, что на заре Китайской Народной республики КПК «слепо копировала» советский опыт. Хотя в Китае до сих пор глубоко благодарны СССР за помощь с построением практически с нуля индустриальной базы в 50-х годах прошлого столетия, в Пекине никогда не хотели полностью копировать советскую модель. Теоретики склоняются к определению «вынужденного копирования». Как писал основатель и первый председатель КНР Мао Цзэдун, «После освобождения и в период восстановления мы не знали, как строить, поэтому могли лишь копировать методы Советского Cоюза, чем я никогда не был доволен». При этом копировали далеко не все. Так, в КНР сразу же отвергли советскую модель административно-территориального деления. Идею советских социалистических республик посчитали слишком либеральной. Сегодня многие китайские историки считают, что одной из предпосылок развала СССР стало именно делегирование неоправданно больших свобод и полномочий «регионалам».
После смерти Сталина в 1953 году осторожный подход к копированию опыта КПСС довольно быстро эволюционировал в несогласие с политикой «большого брата» (как тогда в Китае называли СССР – прим. ред.) «После смерти Сталина в СССР был опубликован «секретный доклад», который стал шоком для всего социалистического лагеря. Хотя в документе, в основном, критиковалась сталинская политика, де-факто это стало признанием проблем КПСС и советской модели в целом. Раз Советский Союз сам признался в своих проблемах, как он мог ожидать, что его опыт продолжат копировать коммунисты других стран?» - пишут авторы объемного труда «Компартия Китая: как и почему это работает». Неудивительно, что на таком фоне КПК стала уже открыто противопоставлять свою линию политике КПСС. Коммунистов Советского союза в Пекине назвали ревизионистами. Дошло до того, что даже улицу, на которой стояло советское посольство в Пекине, в свое время переименовали в Антиревизионистскую. Сейчас это - улица Народного спокойствия, но память прошлых лет жива. До сих пор в российское диппредставительство из китайской глубинки доходят письма на адрес «Пекин, ул. Антиревизионистская, дом 28».
Со смертью «великого кормчего» Мао Цзэдуна накал идеологического противостояния пошел на спад, однако более конкретно оформились и моменты, по которым китайские коммунисты были не согласны с коллегами из КПСС.  Пришедшего на смену Мао «отца китайских реформ» Дэн Сяопина откровенно удивляла неповоротливость советской плановой системы с одной стороны и разболтанность идеологической системы – с другой. Дэн Сяопин писал: «Советский Союз строит социализм уже долгие годы, но так и не пришел к пониманию, что же это такое. Вероятно, понимание было у Ленина, когда он внедрял НЭП. Но потом советская модель закостенела». Призывая, с одной стороны, к политической гибкости, Дэн выступал категорически против «разброда и шатаний» в высших партийных эшелонах со стороны другой. Он подчеркивал: «Для Китая жизненно необходимо, чтобы у Компартии было хорошее Политбюро, а у Политбюро – хороший постоянный комитет. Если в этих структурах не будет проблем – Китай будет неколебим как горы Тайшань». Сильный иммунитет к идеологическому разброду в высших эшелонах власти в КНР сохраняется до сих пор, в том числе благодаря живой памяти о печальном опыте КПСС. Глава департамента политических исследований при отделе внешних связей ЦК КПК Хуан Хуагуан говорит: «До распада Советского Союза идейный разброд внутри КПСС превратился в организационный беспорядок, и под конец эта крупная и старая партия, просуществовавшая более 90 лет и управлявшая государством свыше 70 лет подряд, сразу рухнула».
На закате Советского Союза в Китае была крайне неоднозначно воспринята также горбачевская политика «гласности». В Пекине ее рассмотрели как намеренное разрушение аппарата пропаганды и критическую системную ошибку. Замглавы высшей партийной школы ЦК КПК Се Чуньтао прямо пишет: «В Компартии Китая уверены, что развал Советского Союза начался с отказа КПСС от пропагандистской работы».
После распада СССР в Китае активно заговорили и о проблеме коррупции в КПСС. В уже упомянутом труде  «Компартия Китая: как и почему это работает» отмечается: «Засилье коррупции в рядах КПСС стало одним из важных факторов краха партии и Советского Союза. Тогда стало понятно, что самая большая угроза Компартии Китая исходит от внутренней коррупции, которая могла уничтожить и партию, и страну». О необходимости искоренять коррупцию активно заговорили в высших эшелонах власти. Цзян Цзэминь в свою бытность на посту председателя КНР отмечал: «Коррупция – это вирус поразивший тело партии и правительства. Если пустить болезнь на самотек и дать этому вирусу распространяться, он разрушит партию и лишит ее народной поддержки». Следующий председатель КНР Ху Цзиньтао вторил: «Если что и может нанести нам смертельную рану во времена мирного развития – так это холодный кинжал коррупции». Кампания по искоренению этого зла в партийных и государственных структурах достигла своего апогея с приходом к власти нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина.
После краха Советского Союза рассмотрение опыта КПСС в Китае перешло из плоскости идеологических расхождений в рядах социалистического лагеря в разряд отдельной научной дисциплины. В КНР она жива и развивается. Показательно, что спецкурс «Ошибки Коммунистической партии Советского Союза» в 2015 году был включен во всекитайскую программу тренинга уездных чиновников, которых направляют на мастер-классы по государственному управлению в Пекин. Сегодня ошибкам КПСС в Китае посвящаются научные статьи и исследования, которые доступны самому широкому кругу читателей и даже переводятся на иностранные языки. Так, заскочив в приемную пресс-канцелярии Госсовета КНР, иностранный репортер может бесплатно обзавестись англоязычным томом «Уверенность в системе», где содержится любопытное интервью с профессором Института международных исследований Пан Вэем под заголовком «Уроки Советского Союза: идеологическое поражение». Из материала следует, что главной ошибкой КПСС в Китае считают сдачу идеологических позиций Западу.
Пан Вэй уверен: «Советский Союз не потерпел поражения в военном или экономическом смысле – он проиграл на идеологическом поле. Появление ядерных вооружений стало сдерживающим фактором военного авантюризма. Одновременно произошла институционализация идеологической борьбы между крупными державами. Стал широко практиковаться идеологический инструментарий для доведения оппонентов до «политического самоубийства». Советский Союз проиграл в этой борьбе потому, что сначала его интеллектуальная элита, а затем и политическое руководство пошли на поводу у Запада – это было идеологическое поражение, в результате которого целая нация погрузилась в хаос».
Эксперт подчеркивает: «Идеологическая борьба – не что иное, как война символов. В ней символы – это ружья и пушки, это сила и богатство. Неподготовленность к таким реалиям может сломить любую страну, даже такую могущественную, как Советский Союз. И если в какой-то момент китайская модель потерпит крах – то произойдет это, скорее всего, именно из-за поражения в идеологической войне, когда Китай убедят отказаться от собственного пути развития».
«В Китае взрастают плевелы одержимости т.н. «универсальными ценностями» Запада, и это создает прямую угрозу национальной партийной и государственной системе. В среде интеллигенции раздаются призывы «разрушить Запретный город и возвести Белый дом». Однако в мире есть лишь один Белый дом, его китайская версия будет подделкой – этот контрафакт станет не символом свободы, а клеймом порабощения. Неверно думать, что «возведение Белого дома» позволит Китаю догнать и перегнать Америку. Не об этом ли мечтали Михаил Горбачев, Борис Ельцин и советская интеллигенция? Такие мечты привели к краху Советского Союза. Разумеется, любая политическая система не совершенна и требует улучшений. Однако самоврачевание не должно превращаться в самоубийство», - предупреждает политолог.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments