code_noname (code_noname) wrote,
code_noname
code_noname

Categories:

Китай: пресса на сегодня

- Китай сформулирует план пятилетнего социально-экономического развития в октябре
План социально-экономического развития КНР на предстоящую пятилетку будет сформулирован на предстоящем 26-29 октября пятом пленуме ЦК Компартии Китая. Об этом сообщается в коммюнике по итогам заседания Политбюро 28 октября.
План XIV пятилетки рассчитан на 2021-2025 годы. Ожидается, что он будет утвержден в марте на сессии Всекитайского собрания народных представителей – высшего органа государственной и законодательной власти КНР.
На заседании Политбюро отмечено, что в плане XIV пятилетки «следует определить новую модель развития с упором на внутренние рынки и взаимодополнении внутренних и внешних рынков». Таким образом, подтвердились прогнозы экспертов о том, что новая китайская концепция «двойной циркуляции» определит очертания нового плана социально-экономического развития КНР на 2021-2025 годы. Озвученная нынешним летом политика «двух циркуляций» обозначает два контура китайской экономической системы: внутренний и внешний, при этом упор сделан на «внутреннюю циркуляцию», то есть на опору на собственные силы и внутренние рынки при дальнейшем экономическом развитии. Суть новой стратегии в том, чтобы обезопасить национальную экономику от растущих факторов нестабильности на внешних рынках.

- Китай станет крупнейшим в мире производителем ядерной энергии к 2026-му – прогноз
Китай обгонит Францию и выйдет на второе место в мире по объемам производства ядерной энергии в 2022 году. Четыре года спустя КНР потеснит США и станет крупнейшим производителем ядерной энергии в мире. С таким прогнозом выступили аналитики Bloomberg New Energy Finance.
Опубликованный летом доклад Китайской ассоциации атомной энергии свидетельствует, что КНР будет ежегодно строить по 6-8 атомных реакторов в течение ближайших пяти лет. На сегодня в КНР действует 51 атомный реактор общей мощностью 52 ГВт, строятся еще 17 мощностью порядка 19 ГВт. К концу 2025 года эти показатели будут составлять соответственно 70 ГВт и 30 ГВт.
Аналитик Bloomberg New Energy Finance Вэй Ханьян отмечает, что при строительстве новых АЭС в КНР предпочтение будет отдаваться уже не импортным реакторам, а отечественным, прежде всего – реакторам третьего поколения «Хуалун-1». «В Китае на лицо тенденция к отходу от импорта и расширению использования своих реакторов с одновременным расширением их экспорта», - отметил эксперт.
Вместе с тем, он полагает, что к середине века ядерная энергетика достигнет потолка своего развития, поскольку все более серьезную конкуренцию ей будут составлять такие альтернативные источники энергии, как солнце и ветер. «Мы видим снижение стоимости выработки электричества из солнечной и ветряной энергии. У них есть также такие преимущества, как децентрализованное производство и практически повсеместная доступность», - констатировал специалист.

- Китайцы уверены в восстановлении национальной экономики в течение года после эпидемии COVID-19
Более 60% китайцев уверены в том, что национальная экономика выйдет на докризисные показатели в течение года после окончания эпидемии COVID-19. Об этом свидетельствуют результаты соцопроса, проведенного изданием Global Times. Напомним, что Китаю в целом удалось остановить эпидемию к маю нынешнего года.
Среди участников общенационального опроса 63,4% уверены, что китайская экономика вернется к докризисным показателям в течение года, 21,3% считают, что на это уйдет лишь шесть месяцев, 24,2% назвали срок от одного года до трех лет, 6,1% - больше трех лет.
Говоря о положительных последствиях эпидемии, 62% респондентов верит, что коронавирусный кризис укрепил народное единство; 60,3% опрошенных считают, что страна повысила способность реагирования на ЧС; 54,7% считают, что Китай значительно повысил потенциал социальной мобилизации.


- Повод для всенародного ликования на сегодня

29 сентября исполняется семь лет механизму китайских зон свободной торговли, которые уже стали наиболее эффективным инструментом обеспечения экономического взаимодействия КНР с зарубежными партнерами. Китайские ЗСТ предлагают иностранному капиталу налоговые преференции, упрощенные процедуры таможенного оформления и инвестиций, расширенный доступ к отдельным секторам.
Первая китайская ЗСТ была открыта 29 сентября 2013 года в Шанхае. После этого Шанхай сразу стал лидером в рейтинге конкурентоспособности городов Китая, обойдя Гонконг, который занимал первую строчку в течение 11 лет. Опыт шанхайской ЗСТ оказался настолько успешным, что власти приняли решение внедрять его по всей стране. За семь лет в Китае появилось 18 зон свободной торговли. Они доказали свою востребованность и жизнеспособность даже в период таких серьезных испытаний, как пандемия COVID-19. Так, за 7 месяцев 2020 года в них открылись 3300 новых предприятий с участием инокапитала. Объем привлеченных иноинвестиций составил 90 млрд юаней (более 13 млрд долларов), внешней торговли - 2,7 трлн юаней (397 млрд долларов). «Площадь всех ЗСТ составляет меньше 0,4% площади Китая. При этом на них приходится 16,8% привлеченных КНР иностранных инвестиций и13,5% внешней торговли», - отметил замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнь.
Чиновник подчеркнул, что в разгар пандемии COVID-19 ЗСТ сыграли важную роль в стабилизации зарубежных инвестиций и международной торговли. Ярким примером тому – опыт наиболее интересной для россиян ЗСТ в провинции Хэйлунцзян. Рожденная лишь год назад – в августе 2019-го – хэйлунцзянская зона свободной торговли демонстрирует хорошие результаты даже несмотря на то, что больше половины времени с момента ее становления прошло в условиях пандемии. Как сообщил в интервью информпроекту «Россия-Китай: события и комментарии» генконсул России в Харбине Владимир Ощепков, «Хэйлунцзянская ЗСТ показала неплохие результаты деятельности на российском направлении даже в условиях, когда по-прежнему закрыты для пассажирского сообщения погранпереходы на сухопутной границе, не восстановлено регулярное международное сообщение, когда довольно сложно вести переговоры, начинать совместные проекты, приглашать иностранных партнеров».
По словам дипломата, «за прошедший год проделана огромная организационная работа: учреждены управляющие комитеты, подготовлены и приняты десятки законодательных и нормативных актов, позволяющих получать льготы и преимущества зоны её резидентам». Это позволило достичь первых значимых результатов. Так, в кластере ЗСТ в пограничном городе Хэйхэ упор сделан на переработку и хранение российских энергоресурсов и экологически чистых продуктов, развитие логистики и электронной торговли. В нем уже зарегистрировано около 800 предприятий с общим уставным капиталом более 5 млрд юаней (730 млн долларов). Началось сооружение 24 крупных объектов, ориентированных на сотрудничество с Россией. «Хороший импульс для развития получили логистические компании: совершенствуются цепочки доставки товаров, увеличиваются складские мощности. Значительно упростились формальности для бизнеса. Например, российские граждане могут в режиме онлайн зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя в Хэйхэ с территории России», - отметил Ощепков.
В другом пограничном кластере в Суйфэньхэ получили дополнительные стимулы переработка российского сырья, приграничная торговля и логистические услуги, в том числе ориентированные на смешанные перевозки. В частности, на 40% выросли объемы грузов, отправляемых через этот пограничный город в европейском направлении, и почти на 15% в страны Азии и другие регионы Китая через российский Владивосток.
«Что касается кластера ЗСТ в Харбине, полагаем, у него хорошие перспективы. Здесь создается Российско-Китайский индустриальный парк «Ванькэ», центры торговли сельскохозяйственной продукцией с нашей страной, оказание трансграничных финансовых услуг предпринимателям наших стран, а также совместный Парк электронной коммерции. Большое влияние уделяется развитию информационных технологий, новых материалов, высокотехнологичного оборудования, биомедицины, финансов. Полагаем, что для этого у Харбина имеется необходимая инфраструктура, квалифицированные кадры и управленческий опыт», - рассказал генконсул. Ощепков добавил, что сегодня «продолжается обсуждение в рамках Хэйлунцзянской ЗСТ с российской стороной создания трансграничных производственных цепочек, совместной переработки энергоресурсов, сельскохозяйственной продукции, совместных проектов в области медицинских услуг и туризма».
В сентябре, буквально за неделю до седьмого дня рождения механизма китайских ЗСТ, КНР объявила о создании еще трех зон свободной торговли: в Пекине, провинциях Аньхой и Хунань. После их открытия число зон свободной торговли в Китае достигнет 21. Решение о создании новых ЗСТ на деле развенчало опасения зарубежных наблюдателей о том, что Китай начнет «замыкаться в себе» с введением новой политики «двойной циркуляции», которая была озвучена летом нынешнего года в разгар пандемии COVID-19. Она предполагает «двойной контур» китайской экономической системы: внутреннюю и внешнюю циркуляцию, при этом упор сделан на «циркуляцию внутреннюю», то есть на опору на собственные силы и внутренние рынки при дальнейшем экономическом развитии. Это породило на Западе разговоры о том, что Китай может сойти с пути расширения открытости внешнему миру. Китайские экономисты поясняют: суть новой стратегии в том, чтобы обезопасить национальную экономику от растущих факторов нестабильности на внешних рынках, речи об охлаждении взаимодействия с зарубежными партнерами не идет. Вице-председатель Китайского центра международных торговых обменов Вэй Цзяньго уверен, что китайская политика в отношении новых зон свободной торговли указывает только на дальнейшее открытие внешнему миру, несмотря на повышенное внимание к национальной экономике и пандемию COVID-19. «Китай прилагает усилия к развитию огромных возможностей внутреннего рынка, но все еще предан идее экономической глобализации, а ЗСТ сыграют ключевую роль в ее продвижении и эффективном распределении ресурсов», - говорит эксперт.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment