?

Log in

No account? Create an account
 
 
05 September 2016 @ 04:18 pm
На все 180: Китай показал разнонаправленную риторику на саммите «двадцатки»  
Хочет ли Китай стать лидером глобальной экономики - на саммите «двадцатки» в Ханчжоу КНР не прояснила, а еще более запутала ответ на этот прямой вопрос.
Многие официальные китайские СМИ прямо заявляли: да, хочет, может и имеет право. Большинство поднебесных медиа председательство КНР в «группе двадцати» уже давно по умолчанию называют «лидерством». Подтверждая заявку КНР на роль «первой скрипки» в глобальной экономике, агентство Синьхуа писало: «Образ Си Цзиньпина в окружении лидеров развитых стран и нарождающихся экономик – предельно ясный посыл о том, что все мы в одной лодке, а Китай обозначает курс вперед». «У Китая есть все возможности для того, чтобы направлять восстановление мировой экономики... У КНР есть все основания быть лидером: это самая густонаселенная страна мира, вторая по величине экономика и мощный локомотив глобального развития», - отмечает крупнейшее Китайское агентство. После подобных материалов аудитории становится предельно понятно: КНР сейчас возьмется за глобальную экономику и за волосы вытянет ее из трясины глобального застоя.
С другой стороны, официальная риторика китайского руководства такой уверенности никак не вселяет. Речи председателя КНР изобилуют красивыми метафорами о том, что глобальный экономический «пирог надо сделать больше и разделить его ровнее», что Китай строит «общий сад», где «двадцатке» предстоит «хором исполнить» заздравную песнь глобального роста. Вместе с тем, за броскими цитатами осталось незамеченной важнейшая деталь: Китай возвращается к риторике пятилетней давности о том, что не может никому и ничего гарантировать кроме собственного – китайского – обогащения. «Само развитие Китая является нашим главным вкладом в мировую экономику», - этот принцип был основополагающим в ходе диалога Китая с зарубежными партнерами в конце прошлого десятилетия, на закате эпохи предыдущего председателя КНР Ху Цзиньтао. Приход к власти нового руководства во главе с Си изменил внешнеполитическую риторику официального Пекина, который стал активно развивать интеграционные инициативы и ратовать за расширение своего права голоса на международной экономической арене. Внезапно на саммите «деловой двадцатки» 3 сентября Си Цзиньпин вернулся к старым формулировкам о том, что основным вкладом Китая станет его собственное развитие, и де-факто зачитал делегатам план 13-й пятилетки, намекая, что именно этот план и является главным подарком КНР мировой экономике. Это может выглядеть как угодно, но только не заявкой на лидерство.
Почему нынешний хозяин саммита «двадцатки» вдруг заскромничал? Видимо, потому, что в Пекине начинают понимать: лидерство в деле развития мировой экономики и глобальной интеграции Китай может «не потянуть» за счет нарастающих тенденций деглобализации с одной стороны, и потери части мобилизационных возможностей национальной экономики на фоне рыночных реформ – с другой. Скорее всего, КНР повременит с заявкой на роль «первой скрипки», дабы не истощить собственную экономику чрезмерным рвением в глобальные лидеры. Как гласит самый популярный лозунг в КНР, «Cтабильность – превыше всего». Китай не намерен бросать внутреннюю экономическую стабильность на алтарь мирового лидерства.